Максимчук Владимир Михайлович

Изменено 2018/01/06 17:00 Obsidian — Категории страницы: История пожарной охраны, Личности

Максимчук Владимир Михайлович — генерал-майор внутренней службы, первый Герой Российской Федерации среди пожарных, удостоенных этой награды в мирное время. Руководил тушением пожара на Чернобыльской АЭС 22 мая 1986 года.
Максимчук Владимир Михайлович



Общие сведения

Почтовая марка России. 2015 г.

Почтовая марка России. 2015 г.

Почтовая марка России. 2015 г.
Катастрофы, пожары и несчастья, связанные с ними, издревле захлёстывают мир – значит, подвиги возможны, а часто неизбежны. А в последние десятилетия увеличилось количество рукотворных катастроф, что привело к необходимости скрывать важные подробности о них. Это ярчайшим образом продемонстрировала в 1986 году катастрофа на Чернобыльской АЭС, перевернувшая жизнь миллионов людей. Генерал-майор внутренней службы Владимир Михайлович Максимчук – исчерпывающий пример на обе эти темы: «Подвиг пожарных» и «Подвиг в Чернобыле».

В историю пожарной охраны Владимир Максимчук вошёл как:

Начало

Владимир Михайлович родился 8 июня 1947 года на Украине, в селе Добриводы Збаражского района Тернопольской области в трудовой семье. Детство и юность прошли на Житомирщине, в селе Демковцы Любарского района. Отец умер, когда Володе было шестнадцать лет, остались мама и пятеро братьев и сестер, все младше его.

Окончив среднюю школу, осенью 1965 года поступил в Львовское пожарно-техническое училище МВД СССР. Закончил его с отличием весной 1986 г., прибыл в Москву, где был назначен на должность начальника караула 2-й ВПЧ (военизированной пожарной части) Управления пожарной охраны (УПО) Москвы. Символично: путь пожарного – с 1968 по 1994 годы – начинался и закончился в столице. Прошел все ступени службы от лейтенанта до генерала. Тушил пожары любого рода и любой степени сложности в Москве и десятках регионов страны, проявляя умелость и высокую квалификацию руководителя. Строчки из газеты 1970-х годов: «Его знали в лицо и командиры, и простые рядовые пожарной охраны – сколько раз они шли в огонь вслед за ним! Его принцип – нельзя заставить человека идти в огонь, можно повести его за собой – спас жизни тысяч людей».

За двенадцать лет работы в Московском гарнизоне (1968– 1980) был пройден путь от начальника караула ВПЧ до начальника отделения в Управлении пожарной охраны Москвы; по меркам того времени – немало. Кроме того – учеба на заочном отделении Высшей инженерной пожарно-технической школы МВД СССР (ВИПТШ)на факультете инженеров противопожарной техники и безопасности; поступил в 1969 году, закончил – в 1974 году (учиться очно не отпускали).

«…И всё равно, несмотря на то, что работа моя в достаточной степени тяжёлая и ответственная, мне она очень нравится. Я работаю с людьми, с солдатами, молодыми пареньками, которые только после прохождения срока службы становятся по-настоящему готовыми к взрослой жизни людьми... Именно в работе я и нахожу удовлетворение, радость и спокойствие, именно в работе с солдатами, с моими “детьми”, так я их мысленно называю. Мне кажется, что если бы мне и предложили другую работу, может быть лучшую, но не связанную с воспитанием молодых людей, я бы отказался».

Из личных писем Владимира Максимчука, 13 декабря 1968 г.

Пятидесятая ВПЧ – начало командирской работы, командирской ответственности, широкое поле деятельности для молодых и серьезных. Характер работы остался тем же, но с усилением ответственности по всем параметрам.

«Я же встречаю Новый год со своими воспитанниками, которые тоже хотят порадоваться празднику. Сейчас их у меня прибавилось, стало больше на двадцать человек, а всего – семьдесят. Вот только вчера они приняли присягу, и на всю жизнь запомнят те торжественные минуты, волнующие слова. Сегодня они уже правомочные солдаты-воины. Это замечательно! Кто из молодых парней этого не прошёл, тот имеет мало шансов считать себя смелым и мужественным человеком – в прямом смысле этих слов. Армия – трудная школа, но необходимая для мужчины...»

Из личных писем Владимира Максимчука, 27 декабря 1969 г.


«Не умею я притворяться, лицемерить, быть удобным и угодливым, не могу перекладывать на чужие плечи то, что должен сделать сам».

Из личных писем Владимира Максимчука, 11 января 1971 г.

Продолжение службы. Пожары. Риск

Далее – работа заместителем начальника 1-го отряда – начальником штаба в/ч 5111. Район действия отряда – весь центр Москвы, где обстановка с пожарами всегда была сложная, и забот у Максимчука прибавилось. Организация службы, работа с личным составом, тушение пожаров – всё то же, но масштабы увеличились. Следующий этап – Учебный полк, здесь новобранцев предстояло «ввести в профессию», а затем отправлять в войсковые части столичного гарнизона.

В памяти многих, знавших его в тот период, Владимир Михайлович остался именно начальником штаба Учебного полка. Учебный полк — это прямое попадание, совпадение его планов и идей с идеями и задачами подразделения, предназначенного обучать молодых солдат профессиональному мастерству, искусству тушения пожаров, подчас — «высшему пилотажу»: и пожар потушить, и в живых остаться. Переломный момент: в декабре 1980 года, отметив достоинства майора Владимира Михайловича Максимчука (а случилось это вскоре после успешного проведения московской Олимпиады), его пригласили в Главное управление пожарной охраны (ГУПО) МВД СССР; был нужен грамотный и инициативный сотрудник, способный вести оперативное направление службы. Владимир Михайлович энергично включился в работу, которая была сориентирована на решение проблем пожарной безопасности, на совершенствование службы пожаротушения в стране.

Оперативное реагирование – проблема из проблем!

«Оперативное реагирование на пожары. Почему оперативная группа не выехала в течение одной минуты? – Такой вопрос мы должны задавать на местах руководителям УПО и ОПО».

Из рабочих записей Владимира Максимчука, 1983 г.


«Важно: борьба за каждую секунду при тушении пожаров».

Из рабочих записей Владимира Максимчука, 1985 г.

«Проверка …АЭС. Проанализировать все по АЭС. Срок – один месяц. Изучение справок по направлениям. Крупные пожары. ГДЗС. Что делается? – Дрожь берёт, когда читаешь справки! 25 информац. по АЭС. 16% – пожары. Рассмотрение отчетов. 17 АЭС – страдает анализ и обобщение... Перед отделами и главком стоит вопрос: АЭС. Нормы проектирования – их нет. Правил – нет. ГДЗС – ??? Психологическая подготовка сотрудников личного состава по охране АЭС. Подготовка обслуживающего персонала. Подбор начальников частей по охране АЭС. Помощи в этом вопросе нет. Информации по тушению пожара на АЭС – нет... Что сделать? – Повсеместно изменять всеобщее отношение к вопросам пожарной безопасности».

Из рабочих записей Владимира Максимчука, 1985 –1986 г.г.


Чернобыльская АЭС, пожар 23 мая 1986 года

Особый пожар – в Чернобыле, в помещениях главных циркуляционных насосов третьего и четвертого блоков АЭС, в ночь с 22 на 23 мая 1986 года, когда всю ответственность пришлось взять на себя. Пожар был очень опасным, так как в случае развития грозил остановкой этих самых насосов, которые держали на себе третий и четвертый реакторы – машинный зал был заполнен тоннами масла, а сами трубопроводы и турбины находились под водородом. Остановка насосов неминуемо вела к выходу из режима третьего блока ЧАЭС, это грозило страшной катастрофой. Последствия ее были бы гораздо серьезнее, чем последствия катастрофы 26 апреля. Подполковник внутренней службы Владимир Максимчук, начальник оперативно–тактического отдела ГУПО МВД СССР, будучи руководителем всех привлеченных к ликвидации катастрофы сил пожарной охраны, сумел организовать разведку очага пожара, принимал личное участие в разведке. Самое страшное: излучение в зоне составляло 250 рентген в час. При такой дозе излучения человек мог работать только несколько минут. А как же первые пожарные Чернобыля? Дело в том, что в уставных документах пожарной охраны МВД СССР не было указаний к действию оперативных подразделений по тушению пожаров на атомных объектах, что стало причиной гибели 28-ми человек на пожаре на ЧАЭС 26 апреля 1986 года. Но Максимчук избирает верную тактику посменного тушения в условиях повышенной опасности (в каждой смене 5 человек – бойцы во главе с офицером), ограничивает пребывание каждой смены в опасной зоне (до 10 минут), чтобы люди не переоблучились. Его уверенные действия позволили пожарным успешно осуществить верный замысел на практике, ликвидировав смертельно опасный очаг пожара за относительно короткое время.

«…23 мая 1986 года в 02 часа 10 минут дежурный по штабу доложил о получении сообщения с Чернобыльской АЭС о пожаре в помещениях 402 и 403. В 02 часа 30 минут с группой офицеров прибыл на станцию… Находился на станции до 14 часов 30 минут. Средств защиты, за исключением респиратора–лепестка, не имел. Обут был в кеды, другая обувь не подходила.

…Вместе с дозиметристом по коридору диаэраторной этажерки, соединяющей 3–й и 4–й блоки, ушли на разведку пожара. Со стороны транспортного коридора разведку проводил караул. НАХОДЯСЬ В ТУННЕЛЕ, ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ О ТУШЕНИИ ПОЖАРА ЗВЕНЬЯМИ, О ЧЕРЕДОВАНИИ СМЕН, СОСТОЯЩИХ ИЗ ПЯТИ ЧЕЛОВЕК И О ДОСТАВКЕ ИХ В ТРАНСПОРТНЫЙ КОРИДОР НА БТР–ах. Принять такое решение мне было не просто, зная Боевой устав пожарной охраны. Но и сегодня, спустя почти пять лет, считаю это решение единственно правильным.

…До 6–и часов утра я находился в разных местах, периодически – в месте тушения, возле АБК, где сосредотачивались силы, БЩУ–1; сказать точно, где и сколько – не могу. Где-то около 6–и часов утра, может быть, и раньше, почувствовал боль в груди – такое состояние, что кто-то насыпал горящих углей. Боль все усиливалась и продолжалась еще долго, пока находился в госпиталях. Стало больно говорить, трудно передвигаться (нога!). В 14 часов 30 минут, оставив группу пожарных на АЭС, дал отбой другим силам, уехал со станции – думал, немного отдохну и буду работать дальше, хотя ЗЕМЛЯ УХОДИЛА ИЗ–ПОД НОГ. Но врачи отправили в госпиталь МВД УССР.

…Потом, да и сегодня – понимаю, что тогда произошло… Прошло 5 лет какой-то борьбы, скитаний по клиникам, больницам и госпиталям. Быстро устаю, мало радости, но слава Богу, есть жизнь, вижу близких, есть работа, поэтому… Сравнивая прожитые годы, понимаю, что сегодня лучше, чем вчера… “Вылетели” из жизни 1986–1987 годы, стало лучше в 1990–е. Морально смирился с тем, что нет всего того, что было до мая 1986 года».

Из маршрутного листа, хранящегося в музее Чернобыля в Киеве, написанного Владимиром Максимчуком в феврале 1991 г.

Как справедливо говорили тогда, решительность и самоотверженность Владимира Михайловича спасли людей (а их было 318 человек, и все остались живы), станцию и – по большому счёту – полпланеты. Когда двенадцатичасовое тушение подходило к концу, Владимир Михайлович уже не мог стоять на ногах. С поля сражения, с лучевыми ожогами голени и дыхательных путей, его увезли в Киев. К машине несли на носилках – сильно тошнило, рвало, говорить громко не мог. Под капельницами он провел около месяца.

С тех самых пор пожарные страны стали называть Владимира Михайловича Героем Чернобыля. Предложенная им тактика тушения пожаров на атомных объектах прежде не имела аналогов и впоследствии стала достоянием мирового сообщества пожарных. Но жизнь его самого оказалась под угрозой – от полученной высокой дозы радиации (по современным методам подсчета около 700 рентген).

Сам пожар попал в разряд «секретных».

Нет пожара – нет подвига — нет героев — нет наград!

Перед лицом грозных опасностей

«Брифинг пожарной безопасности. Каждый день – 1 млрд. руб. ущерба; 1 час – гибнет 1 человек. 5-6 млн. пожаров…»

Из рабочих записей Владимира Максимчука в ГУПО МВД СССР, 16 июня 1987 г.

Сложных и секретных пожаров хватало – с избытком.

Перечень важных событий, а также пожаров и катастроф, в ликвидации которых участвовал Владимир Максимчук в составе руководящего звена или в качестве руководителя силами и средствами тушения, 1977 – 1993 годы:
…Пожаров и катастроф меньше не становилось… Химическая катастрофа на комбинате минеральных удобрений в Ионаве (Литва, 20–23 марта 1989 г.) добавила примерно такую же дозу отравления, как чернобыльский пожар. Недаром эту катастрофу шведские ученые назвали «химическим Чернобылем». Щитовидка не выдерживала. Операция была неизбежна… Владимир Михайлович сумел выздороветь и продолжить начатое. И снова – пожары, пожары, пожары… Он старался – и успевал! – реализовать свой опыт и перспективные идеи, понимая свое положение. Далее – опять сложная операция, госпиталя, больницы, врачи, работа, командировки – все шло по кругу…

«По очень крупным пожарам – очень плохо! Мы горим больше, чем другие… Почему мы так горим? Как поднять уровень ответственности руководителя?»

Из рабочих записей Владимира Максимчука, 28 апреля 1990 г.

Уроки Чернобыля и Ионавы дали и положительные результаты – лишний раз показали, что с огнём и стихией шутки плохи. Перечень пожаров, аварий и катастроф, в ликвидации которых активно участвовал Владимира Михайлович, всё разрастается. Продолжаются поездки в зоны бедствий и катастроф, появляется серия публикаций в центральной прессе; всё актуальнее становится обращение к опыту зарубежных коллег, всё чаще – поездки «за опытом» в развитые страны. Всё новое старался доставить в Россию, соотечественникам, коллегам, согражданам. У себя на родине – доказывал, настаивал, добивался.

«Начало любой катастрофы или аварии – самый опасный и критический момент. Кто первым обязан и по службе, и по совести прибыть на место происшествия и за счёт умелых, чётких, профессиональных действий спасти десятки, сотни, а может, и тысячи жизней? – Вот в чём ныне острота вопроса. Речь идет о создании специальных служб экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации. Не секрет, сейчас многие ведомства имеют свои отряды риска. И каждая такая служба варится в собственном соку. Мы не знаем планы действий горноспасателей, соответствующих служб авиаторов, моряков, шахтеров, а они, в свою очередь, – наши заботы. По мнению пожарных, давно назрела необходимость создания государственной системы в стране по экстренному реагированию на чрезвычайные ситуации. Такие меры позволят объединить все ведомственные службы спасателей, а значит, и реагировать на любые ЧП более мощными, профессиональными силами».

Из статьи-интервью «Отряды риска и уроки огня», написанной по беседам с полковником внутренней службы Максимчуком В.М., Первым заместителем начальника ГУПО МВД СССР, февраль 1990 г.

Занимая должность Первого заместителя начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР (с января 1990 г.), и имея звание генерал-майора внутренней службы (с октября 1990 г.), он значительно усиливает свои позиции. Много и плодотворно работает в новом направлении, ищет, находит и объединяет сторонников. Таким образом, благодаря его упорству и личному участию в конце 1980-х – начале 1990-х г.г. в стране был заложен фундамент государственной аварийно-спасательной службы: в структуре пожарной охраны, которая на тот момент была в составе МВД СССР, создана сеть специализированных отрядов по проведению первоочередных аварийно–спасательных работ, организован выпуск новейшей пожарной техники, пожарно-технического вооружения и аварийно-спасательного оборудования. Долгие годы Владимир Михайлович также являлся Председателем Президиума Всероссийской Федерации пожарно-прикладного спорта, вице–президентом Всесоюзной Федерации. Он сумел поставить пожарно-прикладной спорт на принципиально новую основу. Сборная команда, сначала СССР, а потом России, не выпускала пальму первенства на всех международных соревнованиях, проходивших под эгидой КТИФ (Международного комитета по предупреждению и тушению пожаров). Как говорили тогда спортсмены и тренеры: «Золотые медали, а других не брали!».


Москва. Идеи и проблемы

«Выполнение задач по тушению пожаров – всё делается. Недостатки: не доходит до солдата!».

Из рабочих записей Владимира Максимчука, 13 июля 1991 г.

«Надо всё сделать для объединения всех направлений деятельности в виду понятия "Пожарная охрана". Борьба с пожарами – это не только дело ОГПН, как и вопросы тыла – не только вопросы тыла. Всё!!! Запущенность тыла».

Из рабочих записей Владимира Максимчука, 20 июля 1992 г.

«Понятно, что дело пожарной охраны – это не дело какого-то одного человека или группы людей, это – дело всех. Касательно Москвы, то… в городе не хватает 45 пожарных депо. А ведь так не должно быть. Пожарная часть, как и вся пожарная охрана города, – часть самого города, его служба. Поэтому руководители всех уровней должны заниматься этими вопросами. Какие-то меры принимаются, но, несмотря на это, положение оставляет желать лучшего».

Из выступления генерала Максимчука, начальника УПО Москвы на совещании в УПО на Пречистенке, 22, 19 января 1993 г.

Последние занимаемые должности:
О Москве в 1992 – 1994 годы. За эти годы были произведены коренные изменения в работе службы, на которые раньше потребовались бы десятилетия, начаты важные дела и решены животрепещущие проблемы по укреплению пожарной безопасности города – генерал Максимчук сделал напоследок все, что мог, хотя был уже смертельно болен.

Перечисляя коротко:

Конец пути. Эстафета памяти

…К марту-месяцу 1994 года отечественные врачи устали от безнадежно больного. В апреле 1994 года Красный Крест Швеции предложил Владимиру Михайловичу последнюю попытку выжить. Он принял предложение, учитывая свое состояние, срочно вылетел в Стокгольм. Но все было поздно. Так и умер 22 мая 1994 года, пережив свой подвиг в Чернобыле ровно на восемь лет. Похоронен в Москве, на Митинском кладбище, рядом с Мемориальным комплексом памяти пожарных, погибших в результате ликвидации аварии и пожара на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года.

Разное


Источники



Ссылки

  1. Официальный сайт посвященный памяти Владимира Михайловича Максимчука
  2. Личный сайт Людмилы Викторовны Максимчук

Так же вас могут заинтересовать

  1. Все статьи категории История пожарной охраны
  2. Все статьи категории Личности пожарной охраны
  3. Требезов Николай Павлович
  4. Масти пожарных лошадей Москвы
  5. Безбородько Михаил Дмитриевич

Вверх
У данной страницы нет кураторов!